Газета является печатным органом
Движения "Суть времени"

User menu

Пример «окончательности» — 4, или Возвращение истории

То, насколько рано было торжествовать победителям фашизма, становится ясно только теперь. И то, какие новые, еще более изощренные формы фашизма способно выносить прежнее чрево, — тоже теперь очевидно. Его очень трудно будет победить. Но не смотреть, а видеть начинают многие, и не только видеть, а и действовать
Митинг в Донецке 25 мая 2014 года

События в Новороссии после фарса выборов «президента хунты» разворачиваются столь стремительно, так быстро устаревает то, что еще вчера казалось самым важным, что писать об этом в газету, которая выйдет послезавтра, представляется почти бессмысленным. А армейская карательная операция против Донецка, резко перейдя к новой фазе — бомбежкам и стрельбе прямой наводкой по спальным районам — казалось бы, делает всё, кроме обсуждения непосредственных сводок с мест боев и цифр потерь, малоактуальным. Тем не менее, попытаемся проследить ход и смысл этих событий.

После ночного выступления Рината Ахметова, бывшего «хозяина Донецка», в котором он сказал, что «не позволит» всяким, кого «и не знает никто», нарушать мир и благоденствие, а также благолепие с «предоставленными рабочими местами», то есть выступил уже однозначно на стороне хунты, можно было ждать разного. Например (маловероятно, но всё же), что обладатели рабочих мест купятся на демагогию олигарха и его скрытые угрозы. Повторяю, это был маловероятный — с учетом только что прошедшего референдума — но всё же не исключенный результат. Однако назначенного на 12 часов пополудни массового прорыва к «миру» и послушанию в Донецкой области... не случилось. И даже работники мариупольского сталелитейного завода, согнанные начальством на заводском плацу для демонстрации всенародной поддержки, не спасли положения. Воистину, верно говорят: есть обстоятельства, когда пиар бессилен. Итак, жалкая, трусливая попытка Ахметова загнать народ в стойло с треском провалилась, а уже через несколько дней бежал из города и он сам.

События развивались по совсем неприятному для капиталиста (и, наоборот, весьма любому большинству нашего социалистически настроенного населения) сценарию. Решением Совета народных депутатов ДНР (тех самых «никому не известных», по мнению Ахметова, людей) на него было заведено дело о неуплате налогов в бюджет Донецкой республики, а в день выборов, 25 мая, к особняку олигарха во множестве двинулся народ, дабы подтвердить серьезность намерений новой власти. Переговорив с охраной, народ вошел внутрь — убедиться, что хозяина нет. Тот был, где ему отныне и логично быть, — в Киеве.

Сама по себе коллизия с главным лицом «Партии регионов» говорит, на первый взгляд, только о двух вещах. Об истинном лице конкретного олигарха (да и всей януковическо-ахметовской партии) и о том, что конкретный олигарх назад пути уже не имеет, между ним и ДНР теперь ров. Но первое — про сущность олигарха — в целом не секрет. А вот второе, насчет «рва», точнее, его политической ширины и глубины — вопрос крайне существенный и очень новый. Потому что касается не олигарха лишь. И тут как раз многое прояснилось в последние дни. Каков этот ров, стало понятно именно сейчас, после не состоявшихся в Донецке выборов. Подчеркнем, в городе не открылся ни один избирательный участок — наши товарищи из «Сути времени» проехали по всем адресам и зафиксировали на видео одинаково закрытые двери. Однако наиболее ярким свидетельством того, насколько всё серьезно тут и окончательно, был прошедший в Донецке 25 мая митинг. Митинг в память погибших бойцов батальона «Восток».

Он был недлинным, около двадцати минут. Ряд людей перед сценой с фотографиями погибших героев. Выступление командира роты ополченцев. «Прощание славянки». Православные женщины, благословляющие ополченцев иконой. А надо всем этим, над выступающими — красный флаг с надписью «За нашу советскую Родину». И это через 23 года после конца СССР! Причем, заметим, это не один из флагов в толпе — мало ли какие флаги мы видим на демонстрациях, иногда и совсем несовместимые друг с другом, — это то, с чем руководство новой республики вышло на митинг в самый значимый, переломный политический день.

Дальнейшее лишь подтвердило первое впечатление. Глава ДНР Пушилин заговорил об Отечественной войне, о том, что, как и тогда, мы не хотели, но на нас напали и, значит, будем воевать. Что зато теперь не стыдно перед отцами и дедами, и «мы уже чувствуем их поддержку». Та же тема Отечественной войны у следующего выступающего, Александра Хрякова, министра нового правительства — про русскую Советскую Армию, про красный флаг над Рейхстагом... «Что ж, сволочи, стойте в очереди за нашими флагами! Вы этого хотели? <...> Вы пришли к нам с геями, с лесбиянками, с извращенцами, с попыткой поругать нашу память и нашу славу. Вы получаете отпор. Не воюйте против народа!»

То есть, выходит, не случайно нет-нет да мелькнет иногда в репортажах красный флаг Cоветской Украины над блокпостами? То есть, выходит, в начавшейся гражданской войне восстанавливается именно советский украинский «код»? Вместе с памятью о фашизме? Вот попалось в сети «народное» стихотворение с названием «Убей!» (сразу вспомнилось знаменитое «Убей!» Эренбурга):

Фашистская свора сорвалась с цепей —
Пылают Славянск и Одесса.
Как можешь убить, ополченец, убей
Собак этих — прихвостней беса.

До смерти любого они загрызут,
Мучительной смерти, не скорой.
Они вне закона, верши самосуд
Над этой бандеровской сворой.

Нельзя отступать нам в потоке речей,
Подставив под выстрелы темя.
Убей этих нелюдей и палачей,
Прикончи звериное племя.

Убей за Славянск и Одессу скорей
Фашистов, карателей новых.
Они — из чудовищ, лихих упырей
И вечных врагов наших кровных.

Так пусть же не дрогнет возмездья рука
Над толпами этих исчадий.
Убей, ополченец, злодея, врага,
Не зная вины и пощады.

Когда-то молодое советское поколение, воспитанное в духе интернационализма, совсем не просто восприняло призыв Эренбурга «Убей немца!». Он разрушал привычное понимание хода вещей как борьбы классов. Но в 1942-м, когда была написана та статья, «немец» и «фашист» уже стали синонимами. И разбираться, кто там был доподлинным фашистом, а кто сочувствующим Советам немецким пролетарием, — было невозможно.

Сейчас же происходит в чем-то обратная вещь. Никому ни в Новороссии, ни в России не придет в голову призывать «убить украинца» (в чем, кстати, коренное отличие от умонастроений тех, кто кричит «москалей на ножи!») — этого нет. А вот острое понимание воспроизводимого на Украине один к одному фашизма — есть. Более того, есть именно схватывание классовой сути фашизма. Не национальной, а классовой. Той самой, которую Бертольт Брехт описал в своей притче про чикагских торговцев цветной капустой и защищающего их матерого гангстера Артуро Уи. Торговцы ужаснулись, пороптали и смирились: капитализм не может не разродиться фашизмом, они всегда идут рука об руку. И вот уже фашиствующий гангстер становится «спасителем нации».

... Чтоб мир
Надолго обеспечить, я сюда
Велел доставить новые орудья,
Броневики, гранаты, пулеметы
И сотен пять резиновых дубинок;
Защиты нашей просят ныне всё –
Не только Цицеро с Чикаго, но и
Другие города: Детройт, Толедо!
Бостон, Лос-Анжелос! И Вашингтон!
Там тоже продают капусту!

Так вот, это совершенно не случайно, что яро фашистскому украинскому Западу и примкнувшей к нему националистической части Центра, ответ начал давать именно рабочий Восток. И давать он его начал, воспроизводя модель Советов и заново переосмысливая себя в этом советском качестве. История возвращается. Возвращается борьба за идеалы. Осознается, что есть ценности, которые невозможно отдать. Толчком для такого возвращения в Историю оказался всплеск звериного фашизма. Волна ответа на него захватила уже сейчас народ России — неожиданно быстрыми темпами стала восстанавливаться русская идентичность.

Брехт писал в эпилоге своей пьесы:

А вы учитесь не смотреть, а видеть,
Учитесь не болтать, а ненавидеть.
Хоть человечество и было радо,
Отправив этих выродков налево,
Торжествовать пока еще не надо:
Еще плодоносить способно чрево,
Которое вынашивало гада.

То, насколько рано было торжествовать победителям фашизма, становится ясно только теперь. И то, какие новые, еще более изощренные формы фашизма способно выносить прежнее чрево, — тоже теперь очевидно. Его очень трудно будет победить. Но не смотреть, а видеть начинают многие, и не только видеть, а и действовать. И не только в России. Вот уже в Германии ветераны-десантники из «русских немцев» собирают добровольческий батальон имени Эрнста Тельмана. С ними рядом — немецкий антифашист, внук известного коммуниста, некогда воевавшего в Испании... Вот едут в Донецк с Северного Кавказа... Конечно — из России.

Предугадать, с какой именно превосходящей силой развернутся военные каратели в ближайшие дни, невозможно. Может быть, по полной программе и со всей своей фашистской отвязанностью. Может быть, что-то удержит их в частичных рамках. Но остановить ответный процесс они уже не смогут. В Новороссию стягиваются добровольцы разных национальностей. И не за деньги — их никто не платит — из чисто идейных побуждений. Идет война идей.

Митинг в Донецке 25 мая 2014 г. Люди скандируют «Герои!», обращаясь к Батальону «Восток»