Газета является печатным органом
Движения "Суть времени"

User menu

Сексуальное просвещение детей как технология разрушения семьи и детства

Мы расхлебываем сейчас последствия пресловутой сексуальной революции, так некритично и с такой радостью принятой нами как «прогрессивная» идеология
Жанна Тачмамедова, РВС-Санкт-Петербург

Недавно детский омбудсмен Павел Астахов высказался против введения в нашей стране программ сексуального просвещения детей. И, тем не менее, существует вероятность того, что эта новая и крайне опасная идея все же будет навязана нашей стране.

В апреле этого года Россия ратифицировала Конвенцию Совета Европы «О защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений».

В этой конвенции есть статья 6, носящая название «Просвещение детей», она гласит: «Каждая Сторона принимает необходимые законодательные или иные меры, направленные на обеспечение включения в программы начального и среднего школьного образования информации для детей об опасностях, связанных с сексуальной эксплуатацией и сексуальным насилием, а также информации о способах защиты себя, адаптированной к их развивающимся способностям. Такая информация, предоставляемая, при необходимости, во взаимодействии с родителями, дается в более широком контексте полового воспитания…».

Подписываясь под этой конвенцией, мы обязуемся выполнять ее предписания. Пока признаков внедрения сексуального просвещения на государственном уровне не наблюдается. Но на региональном уровне, на уровне отдельных школ то тут, то там на уроках ОБЖ, уроках по гигиене и профилактике нежелательной беременности проводят уроки полового просвещения.

Итак, что говорится в Конвенции? Что защищать детей от сексуального насилия нужно путем широкого сексуального просвещения. Не правда ли, странный метод защиты детей? Интересно, что эту идею сексуального просвещения продвигают ровно те же самые организации, которые борются за права детей и занимаются внедрением в нашей стране ювенальных технологий.

Почему именно такие способы выбирают борцы за права детей? Это становится понятным, если посмотреть, с чего начиналось движение в защиту прав ребенка в Европе.

Мало кто знает, что первопроходцы защиты прав детей — это педофильские организации!

Знакомьтесь: PIE — «Педофайл Информейшн Эксченч». Ее бывший председатель, ныне отбывающий наказание за создание детской порнографии Томас О’Кэролл говорил: «Ключевая идея PIE касается возраста согласия (на сексуальные  отношения, за которыми не последует уголовное наказание для взрослого — Ж.Т.): ребенок имеет право голоса в том, что делать со своим телом. Дети должны иметь законное право свободно решать, хотят ли он вступать в сексуальные отношения».

Ключевые слова здесь «Ребенок имеет право». Для продвижения своей идеи педофилы стали издавать журнал «Права детей». Именно педофилы стали бороться за отмену телесных наказаний детей. Очевидно, что это было всего лишь ширмой. Главной целью было добиться права детей на сексуальную свободу. Ну, а чтобы родители не смогли защитить ребенка от растления, их надо в правах ограничить, а права детей надо активно расширять и защищать. Вот так начиналась борьба за права детей.

Как уже было сказано, эта идеология защиты прав детей обязательно включает в себя сексуальное просвещение.

Посмотрим, как это происходи на практике. Нами было проанализировано несколько учебников1 по сексуальному просвещению детей. Все эти учебники построены на одних и тех же принципах. Такое ощущение, что авторам даются просто какие-то инструкции о том, как именно должны быть написаны такие учебники.

1. Родители и вообще взрослые всегда предстают в негативном свете. Детям внушается легкое презрение к ним вкупе с недоверием. Причем делается все это завуалировано, чтобы усыпить бдительность родителей. В начале книги обязательно делается реверанс в сторону родителей. Но затем на протяжении всей книги, тут и там, понемногу, детям объясняется, «почему взрослые такие глупые и жестокие». Детям говорят: «Родители сексом занимаются, а тебе не разрешают, тебя обманывают, говорят, что это плохо». Цитата: «Взрослые тетеньки при первом же удобном случае снимают с дяденек трусы». Это из учебника для детей 10–12 лет. Представьте себе, какой образ мамы возникнет у ребенка. Вывод авторами делается такой: лучше с родителями ни о чем не советоваться и ничего им не говорить. Мальчиков, в этом же учебнике, учат заходить на порносайты так, чтобы это не смогли заметить взрослые. На что подталкивают детей авторы? Очевидно, на разрушение связи с родителями, на ложь и обман.

2. Вторая важная черта этих учебников по секспросвещению — это последовательное и осознанное обесценение понятия «любовь». Как это делается? В учебниках непосредственно о сексе говорится далеко не сразу. Как правило, главе о сексе предшествует глава о любви. Но говорят о ней, правда, как-то странно. Иронизируют: «Да, в детских сказках ты читал про чистую верную любовь». Пугают: рассказывают про несчастную любовь, про то, что постоянной любви на всю жизнь не бывает и как это больно, когда тебя бросают. Очевидно, что образ любви у ребенка рисуется совершенно неприглядный. В конце концов, сводят всё, конечно, к физиологии. Цитирую: «Взрослые тоже влюбляются, они держатся за ручки, у них сердце замирает, как у некоторых, которых Вовка из соседнего класса погладил по коленке». То есть вроде фраза начинается с любви, а заканчивается сексуальной тематикой (учебник для детей начальной школы).

В энциклопедии для подростков «Всё о сексе и здоровье», в главе с красноречивым названием «По стопам Ромео и Джульетты» — вроде посвященной любви, тоже, естественно, рассказывают о том, что любовь есть не что иное, как всплеск гормонов, который быстро схлынет. А еще авторы дают советы, как вести себя на первом свидании, как удачно добиться «петтинга как прелюдии первых сексуальных контактов». Никакого таинства любви, ничего высокого, сокровенного и трепетного. Шекспир, видимо, об этом и писал — о петтинге и гормонах. Просто мы его не поняли. Удивительно, какую убогую и безлюбую жизнь прочат детям авторы, так усердно выставляющие себя друзьями.

3. Зато следующая глава, посвященная собственно сексу, написана, как правило, очень ярко, красочно, эмоционально и очень наглядно. Таким образом у ребенка пробуждают интерес. Правда, авторы тут же уверяют: «Но ты же понимаешь, не мне говорить тебе, заниматься этим или нет». То есть чтобы авторов не обвинили в растлении, они делают подобную оговорку. Даже иногда добавляют, что это опасно, от этого бывают дети, и случаются венерические заболевания (именно так, одним списком, через запятую). Однако тут же они начинают приводить разнообразную статистику. Например, что в России девочек, сохранивших девственность до 16 лет, всего 35 %. Они говорят детям: «Я не знаю, стоит ли тебе, но ты же понимаешь, что к 16 годам из 100 девочек только 35 скажут, что не имели секса». Что всё это такое? Это — нормализация. Когда то, что раньше было табу, становится нормой. Детям навязывают мысль о том, что это же нормально, большинство детей уже этим занимается. Есть еще более интересные якобы исследования: в России, оказывается, 70 % девочек к 14 годам имеют половые связи. Эту статистику, как вы понимаете, собирают те же фонды и организации, которые продвигают у нас половое просвещение. Автору посчастливилось когда-то слышать о таких псевдоисследованиях. Когда вопрос о половых связях задавали детям-подросткам, одним гуляющим по Невскому проспекту после 12 ночи. Можете представить себе, что это была за выборка! Вот так делаются подобного рода исследования.

Люди, продвигающие сексуальное просвещение, всячески настаивают на том, что это нужно для того, чтобы ребенок научился противостоять сексуальному насилию. Так сказано в Конвенции, так написано в учебниках. И в учебниках действительно написано, как надо противостоять. Но вот если ребенок сам изъявил желание, то это уже не насилие. Понимаете? Собственно, это и есть главная цель таких учебников — растормошить интерес и дать понять, что это нормально и можно. По данным исследований, проведенных учеными из Сообщества Совета по вопросам здравоохранения и сексуального образования служб по планированию семьи графства Глостершир, Великобритания, такие программы подталкивают детей к ранней сексуальной активности. Учеными было опрошено 410 студентов, более 45 % из которых признались, что после первых уроков по половому воспитанию они ощутили потребность поэкспериментировать.

Рассмотрим стандарты полового (сексуального) воспитания/просвещения Европейского регионального бюро ВОЗ и ФЦПСЗ. Так, в брошюре Европейского регионального бюро ВОЗ и ФЦПСЗ «Стандарты сексуального образования в Европе. Рамочный документ для лиц, определяющих политику, руководителей и специалистов в области образования и здравоохранения» от 2010 года в части 2 («Матрица сексуального образования») содержатся следующие положения (мы перечислим лишь некоторые): (см. табл.)

Дети 9–12 лет должны научиться «принимать сознательное решение, иметь сексуальный опыт или нет». Ну вот и сбылась мечта педофила Томаса Кэролла. В чем состоит самое главное лукавство педофилов и прочих детозащитников? В том, что они отдают «право решать» детям. Дети тем и отличаются от взрослых, что они эмоционально незрелы, не имеют опыта, не умеют отличать добро от зла. Отдать право решать детям — значит, автоматически сделать их объектом манипуляции и сделать беззащитными перед перед мерзавцами всех мастей.

Сексуальные просветители хотят защитить детей от нежелательной беременности? Трудно представить себе, каким образом информирование об «ощущении радости и удовольствии от прикосновения к собственному телу (мастурбации/самостимуляция)», рекомендуемое стандартами ВОЗ для детей 6–12 лет, защитит их от нежелательной беременности. Налицо явное несоответствие средств заявленным целям.

К слову, существуют на Западе и совсем другие способы борьбы с нежелательной беременностью. В США есть так называемые «Программы целомудрия», «Программы просвещения, ограниченного воздержанием», которые базируются на принципах морали, ценности супружеских отношений, любви и верности. Основная идея таких программ заключается в том, что самый лучший способ защиты от нежелательной беременности и венерических болезней — это мотивационно-воспитательные меры, а не широкий доступ к контрацептивам. Они предполагают информирование о негативных последствиях половой распущенности. Такие программы пропагандируют необходимость достижения самодостаточности и личностной зрелости до вступления в половую активность. Эти программы получают огромное государственное финансирование.

Появление таких программ весьма логично. Рост числа подростковых беременностей и абортов, а также заболеваний, передающихся половым путем, связан с чрезмерной информированностью детей, с пропагандой в СМИ сексуального раскрепощения, граничащего с сексуальной распущенностью. Мы расхлебываем сейчас последствия пресловутой сексуальной революции, так некритично и с такой радостью принятой нами в качестве «прогрессивной» идеологии. Сексуальное просвещение детей — это следующий «прогрессивный» разрушительный удар по семье и детству. Может, на этот раз у нас все же сработает инстинкт самосохранения?

Сексуальное просвещение детей как технология разрушения семьи и детства